Все заикающиеся I группы

Все заикающиеся I группы очень просили провести лечение как можно скорее, четко выполняли рекомендации специалистов; несмотря на различное исходное состояние речи, добились положительных результатов. У всех пациентов I группы при первичном экспертном обследовании речи и повторном — после окончания курса лечения в той или иной мере наблюдалась тенденция к диссимуляции своего состояния. Если при первичном логотерапевтическом и психологическом обследовании специалисты стремились диагностировать состояние больных, специально создавая условия, при которых можно было выявить максимальные речевые затруднения, то при обследовании после лечения в основном оценивалась возможность использования пациентами рекомендованных логотерапевтических приемов в различных ситуациях речевого общения, а также автоматизация навыков психологической адаптации к названным ситуациям.

Специально создавать условия повышенного эмоционального напряжения нет необходимости, так как больной, стремясь к изменению первичного диагноза, будет чувствовать себя в ситуации экзамена. В эту группу вошли 12 заикающихся в возрасте от 18 лет до 21 года. По социальному положению группа достаточно однородна: учащиеся технических училищ, колледжей и безработные, живущие на случайные заработки.

Семьи в основном малоимущие и неблагополучные, воспитанием детей, как правило, не занимались. К моменту призыва в армию сыновья для некоторых родителей (особенно матерей-одиночек) становились обузой. В процессе экспертного обследования заикающихся обращали на себя внимание их невысокое интеллектуальное развитие, плохая осведомленность в вопросах общего характера и в учебном материале (учащиеся технических училищ и колледжей), склонность к алкоголизации.

У отдельных призывников, со слов матерей, имелись контакты с криминальными структурами и были проблемы с правоохранительными органами. У всех призывников II группы неврозоподобное заикание в средней и тяжелой степени протекало на органической основе. Желания служить в армии никто из призывников не высказывал, но аргументация носила неопределенный характер, отличаясь легковесностью и некоторым безразличием («чего я там не видел?»; «а мне все равно»; «пусть другие служат»; «заберут, так заберут, мне все едино»; «там кормят плохо»; «еще подстрелят где-нибудь»; «служить не хочу, но бегать не стану, все равно бежать некуда»; «я спать долго люблю» и т. п.).

Комментарии закрыты.

Август 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Страница: 1 2